Крестный ход посвященный св.вм. Константину Уэцкому

21.07.2020г Прошел  Крестный ход посвященный св.вм. Константину Уэцкому(Лебедеву).
Паломников в деревне Уэцкая  Талицкого городского округа встречали казаки нашей станицы и после службы у памятного креста поставленному в честь св.вм. Константина Уэцкого (Лебедева)  угощали горячим чаем с мятой, сладостями.

Свя­щен­но­му­че­ник Кон­стан­тин Ле­бе­дев ро­дил­ся в 1884 го­ду. Два го­да Кон­стан­тин Ни­ко­ла­е­вич учил­ся в Перм­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии, в 1909 го­ду был ру­ко­по­ло­жен в сан диа­ко­на, а в 1912-м — в сан свя­щен­ни­ка. В сен­тяб­ре это­го же го­да от­ца Кон­стан­ти­на опре­де­ли­ли на свя­щен­ни­че­ское ме­сто при Про­ро­ко -Или­ин­ской церк­ви Усть-Ут­кин­ской при­ста­ни Вер­хо­тур­ско­го уез­да.
Пе­ред ре­во­лю­ци­ей от­ца Кон­стан­ти­на пе­ре­ве­ли на слу­же­ние в Спас­скую цер­ковь се­ла Уец­ко­го Ка­мыш­лов­ско­го уез­да. Се­ло Уец­кое, быв­шая Уец­кая сло­бо­да, на­хо­дит­ся в 70 ки­ло­мет­рах от го­ро­да Ка­мыш­ло­ва, неда­ле­ко от же­лез­но­до­рож­ной стан­ции По­клев­ская(ныне станция Талица). Рас­по­ло­же­но оно на ле­вом бе­ре­гу ре­ки Пыш­ма, близ озе­ра Уец­кое, от на­име­но­ва­ния ко­то­ро­го и по­лу­чи­ло свое на­зва­ние. Пер­вый ка­мен­ный храм был за­ло­жен в 1807 го­ду в честь Ико­ны Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы «Зна­ме­ние» и со­ору­жал­ся на сред­ства при­хо­жан. В мае 1863 го­да в Уец­ком про­изо­шел силь­ный по­жар, уни­что­жив­ший по­чти все се­ло. При по­жа­ре силь­но по­стра­дал и храм. Жи­те­ли, несмот­ря на то, что са­ми оста­лись без жи­лья и иму­ще­ства, про­яви­ли лю­бовь к до­му Бо­жи­е­му, со­бра­ли сред­ства и вос­ста­но­ви­ли храм. При этом бы­ли сде­ла­ны но­вые ико­но­ста­сы — де­ре­вян­ные, укра­шен­ные зо­ло­че­ной резь­бой.
Во вре­мя ре­во­лю­ции и граж­дан­ской вой­ны отец Кон­стан­тин остал­ся слу­жить на сво­ем при­хо­де, несмот­ря на на­чав­ший­ся крас­ный тер­рор. Вол­на ди­ких, без­удерж­ных рас­прав боль­ше­ви­ков над без­за­щит­ны­ми людь­ми про­ка­ти­лась по все­му Ка­мыш­лов­ско­му уез­ду. В га­зе­те «За­ураль­ский край» так пи­са­ли об этом вре­ме­ни: «…Боль­ше­вист­ский волк мно­го бед на­тво­рил сре­ди пас­ты­рей и овец Хри­сто­ва ста­да. Про­цент за­му­чен­ных и рас­стре­лян­ных ду­хов­ных пас­ты­рей в на­шей епар­хии, ду­ма­ет­ся, зна­чи­тель­но вы­ше про­цен­та по­стра­дав­ших кре­стьян, ра­бо­чих и ин­тел­ли­ген­ции. Как буд­то боль­ше­ви­ки всю свою де­мон­скую зло­бу вы­ме­сти­ли на ду­хов­ных ли­цах, под­вер­гая их вся­ко­го ро­да ис­тя­за­ни­ям и му­че­ни­ям. Вспом­ни­те, что про­изо­шло в уез­дах — Ка­мыш­лов­ском, Шад­рин­ском и Ека­те­рин­бург­ском, — ведь ду­хо­вен­ство здесь ис­треб­ле­но чуть не по­го­лов­но».
Каж­дая неуда­ча боль­ше­ви­ков на фрон­те от­зы­ва­лась уже­сто­че­ни­ем крас­но­го тер­ро­ра. От­ступ­ле­ние крас­ных из ка­ко­го-ли­бо на­се­лен­но­го пунк­та непре­мен­но влек­ло за со­бой рас­пра­вы над жи­те­ля­ми. При вы­бо­ре спо­со­ба каз­ни боль­ше­ви­ки бы­ли весь­ма изоб­ре­та­тель­ны. При­го­вор «рас­стрел», или «выс­шая ме­ра на­ка­за­ния», мог озна­чать му­чи­тель­ное, ужас­ное умерщ­вле­ние.
Но и в кро­ва­вые, зло­ве­щие дни ле­та 1918-го отец Кон­стан­тин не пы­тал­ся скрыть­ся от гро­зя­щей опас­но­сти, а, несмот­ря ни на что, про­дол­жал со­вер­шать бо­го­слу­же­ния.
8/21 июля 1918 го­да по­сле ли­тур­гии к от­цу Кон­стан­ти­ну яви­лись крас­но­ар­мей­цы и по­тре­бо­ва­ли, чтобы он по­ехал с ни­ми на стан­цию По­клев­скую, в поле­вой штаб Крас­ной ар­мии. До­став­лен­ный ту­да, отец Кон­стан­тин был за­перт в сто­рож­ке при по­жар­ной охране. В ночь на 9/22 июля в сто­рож­ку при­шли крас­но­ар­мей­цы, чтобы со­вер­шить над невин­ным свя­щен­ни­ком казнь. Пе­ред смер­тью ба­тюш­ка был под­верг­нут же­сто­ким му­че­ни­ям: «бо­ро­да вы­рва­на с мя­сом», «ко­жа на лбу над­ре­за­на и за­дра­на, на ла­до­нях мяг­кие ме­ста сре­за­ны, су­хо­жи­лия на ко­стях рук пе­ре­ре­за­ны». Сви­де­те­лем му­че­ний был ноч­ной сто­рож. Он слы­шал, как отец Кон­стан­тин про­сил сво­их му­чи­те­лей по­ско­рее его убить, а не му­чить. Смерть не пу­га­ла му­же­ствен­но­го стра­даль­ца, пре­тер­пев­ше­го та­кие страш­ные пыт­ки, она бы­ла для него ско­рее из­бав­ле­ни­ем. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст так пи­сал о вен­це му­че­ни­че­ства, ко­то­ро­го спо­до­бил­ся и отец Кон­стан­тин: «Ве­ли­кое де­ло — ви­деть па­ла­чей, сто­я­щих во­круг и тер­за­ю­щих реб­ра…  Ко­гда чув­ство уже при­ту­пи­лось от раз­но­об­раз­ных му­че­ний, то и смерть ка­жет­ся уже не страш­ною, но неко­то­рым осво­бож­де­ни­ем и от­дох­но­ве­ни­ем от на­ле­га­ю­щих бед­ствий».
Обез­об­ра­жен­ное те­ло свя­щен­ни­ка па­ла­чи за­ки­да­ли со­ло­мой и на­во­зом. Но Гос­подь, го­во­ря сло­ва­ми свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста, об­лек Сво­е­го слу­жи­те­ля в «ве­ли­кий по­гре­баль­ный по­кров — му­че­ни­че­ство», укра­сил «одеж­дою, дра­го­цен­ней­шею вся­кой цар­ской баг­ря­ни­цы, вся­кой дра­го­цен­ной пор­фи­ры…».
Ре­ше­ни­ем Свя­щен­но­го Си­но­да от 17 июля 2002 го­да свя­щен­но­му­че­ник Кон­стан­тин Ле­бе­дев про­слав­лен в Со­бо­ре но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских от Ека­те­рин­бург­ской епар­хии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий